Мой дядька был в душе рокером и очень творческим человеком. А еще он был меломаном, каких не сыскать. Вся его советская молодость сопровождалась рок-музыкой, которую он с друзьями собирал по крупицам. Мое музыкальное воспитание проходило в его комнате, в которой с утра до вечера играли Queen, Sweet, Van Halen и многие другие коллективы со своими удивительными заковыристыми названиями, от которых у меня вздрагивало детское пацанячее сердечко.

Я иногда с большой тоской по тем временам смотрю на его аудиокассеты и поражаюсь тем, с какой любовью и трепетом в душе он и его молодые товарищи их подписывали.

Сейчас я не наблюдаю такого романтичного отношения людей к музыке, потому что она стала доступней, за ней не нужно гнаться, ее не нужно добывать и каждый знает, что она никуда не денется.

Молодежь обменивалась записями, делали копии с кассеты на кассету, музыка заставляла людей чаще видеться друг с другом.

Парни и девчонки часто произносили названия групп не совсем правильно. Мне с детства казалось, что верно говорить «Юрая Гип» (Uriah Heep) или «Дип Парпл» (Deep Purple), и чем корявее то или иное слово звучало, тем оно по своему смыслу и посылу было прекраснее.

Дядьки уже много лет нет в живых, но моя память о нем и его музыке будет вечно жива во мне. Мне не хватает бесед с ним о той или иной группе, о том или ином альбоме или о той или иной песне. Наши разговоры с ним были бесконечны. Рок-музыка объединяла нас и делала нашу мужскую дружбу по-настоящему крепкой.